Мечта Иволги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мечта Иволги » Прокатное крыло конюшни » Каламбур


Каламбур

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Имя
Каламбур, Каламб, Бур. А вообще можно: Ваше величество, тоже не обижусь.
Возраст
Девять лет.
Пол
Пока еще жеребец.
Потомство
Вроде кто-то уже есть, а вот кто - без понятия.
Специализация
Хоббик. Катайте попу на здоровье, хотите прыгайте, хотите выездке учите.
Ссылка на анкету
Закрой глаза, я сам уйду без палева.
Владелец
Администрация конюшни | прокатная лошадь

2

I am the one hiding under your bed
Teeth ground sharp and eyes glowing red
I am the one hiding under yours stairs
Fingers like snakes and spiders in my hair
This is Halloween, this is Halloween
Halloween! Halloween! Halloween! Halloween!

Что сделает обычный человек, переехав в какое-либо новое место для работы с лошадьми? Правильно, найдет квартиру. А что сделает Ирен? Конечно же сначала найдёт себе лошадь! Перспектива того, что в худшем случае ей придётся ночевать в гостинице, её не пугала. Лишь бы было тепло, а так... Основная масса вещей и так пока там, так что можно успеть до вечера съездить на конюшню и найти себе лошадь. Возможно, даже получится устроить первую тренировку... В предвкушении этого девушка быстро переоделась в серые, недавно приобретенные штаны и полосатую кофту. Сверху удобная, немного легкая куртка - нам такой мороз не страшен - и можно бежать. Засунув телефон в карман куртки, Ирен вышла из гостиницы. Добираться вроде бы недалеко, но на всякий случай закажем такси. Сумку с собой брать не стала - легче ехать налегке. Пока ехали, смотрела по сторонам. Долгое время за окном были видны только деревья да сугробы, в которых запросто можно было утонуть, но вскоре пейзаж пошёл на убыль. Появились дома, и вскоре такси притормозило у дверей конюшни. Ирен покосилась на часы - они ехали всего 13 минут. Великолепное время. Так, кто там свободен? Нужно узнать у владелицы конюшни. Набрав номер - ей разрешили звонить каждый раз, пока она не приобретет свою лошадь - девушка узнала, какие лошади нуждаются в отработке, и решила остановиться на хоббике по кличке Каламбур. Породу не сообщили и не дали узнать - слишком быстро положили трубку. Ладно, пренебречь, так посмотрим. Нам порода не важна - нам важна лошадь, неплохой девиз на ближайшую неделю.
Двери конюшни были плотно закрыты. Ирен провела по ним ладонью - понятно, ещё и обмерзли. Потянула за ручку. Дверь нехотя поддалась, и девушка осторожно ступила внутрь. Было около трех часов дня, лошади, наверное, отдыхали после обеденной кормежки. Верхний свет горел выборочно, основной свет сочился из окон побокам здания. Итак, теперь очередная задача - найти, кого же на сегодня ей подсунула судьба.
Денники не все были заполнены - видимо, сама конюшня существовала не так давно, да и в такую глушь скорее будут приезжать частники, нежели ученики, вот прокатная конюшня и простаивала. Пройдя мимо парочки, кстати сказать, довольно хороших лошадей, она нашарила глазами табличку на очередной двери, за которой кто-то фыркал: "Каламбур". Отлично. первый квест сдан.
Приподнявшись на цыпочки, она заглянула через прутья денника. Ей в глаза уставились два черных, лошадиных глаза. Здесь было темновато, так что нужно будет поискать, как включить ближайшую лампочку. Поиски длились ровно секунду - глаза сразу же нашарили выключатель. Когда эта часть конюшни осветилась, стало как-то спокойнее. Теперь можно посмотреть, кто там за чудо либо вище.
- Хэй.
Она осторожно распахнула дверь и встала в проходе.
- Ты у нас дружелюбный?
Ирен протянула для начала пустую ладонь - посмотреть, как отреагирует на движения.

3

Острые коготки пробежались по спине и внезапно исчезли. Мышь куда-то быстро испарилась, так ничего и не сказав. И куда это он намылился? Хрен поймёшь этих грызунов! Вариант, почему он сбежал был только один - приближающийся конюх, что так занудно что-то напевал себе под нос. Подойдя, с широкой улыбкой он отстегнул от тебя веревки и повел за собой, что-то буркнув себе под нос. Так и не поняв, кому же адресовано это что-то было, ты зашёл раздражённый в денник. Мыши так и не было видно. Свет погас, лишь тусклый свет прорывался с улицы через окно. Скука грозно улеглась на плечи, ты погрузился в задумчивость, совсем позабыв уже и о внезапно пропавшем собеседнике и о неприязни к той девушке, что заставила топиться час на повязках и так в итоге и не появилась.
Шарканье сапогов и резко выделяющийся среди мирного фырканья голос девушки вывел тебя из этого безмятежного состояния. На этот раз девушка была несколько иной внешности, но вот не знал ты, насколько она отличалась внутренними качествами от предыдущей. Что-то вымолвив, она потянулась к защелке на двери, та жалуясь скрипнула, но дверь все же открылась. Теперь к тебе была протянута небольшая ладонь, потянувшись к ней, ты с великим огорчением обнаружил, что ладонь была пуста. Фыркнув и сделав пару шагов назад, ты с недоумением уставился на девушку. И вот, что ты хочешь от меня? Внешний вид твой не выражал никаких эмоций, лишь в голове крутились мысли о данном глупом поступке. Ну вот нафига руку тянуть, если на ней ничего нет? Хочешь произвести хорошее впечатление - угости.

4

Cheri Cheri Lady
Goin' through emotion
Love is where you find it
Listen to your heart
Cheri Cheri Lady
Livin' in devotion
Always like the first time
Let me take a part

О, так вот мы какие. Стало видно, что жеребец вроде бы довольно дружелюбен. Да и то, что он искал подачки - уже плюс. Значит, есть чем его регулировать, так сказать. Ирен улыбнулась и сделала ещё шаг вперед - всё равно Каламбур отодвинулся чуть назад, так что свободного места стало больше.
- Вроде дружелюбный.
Обычно люди не видели смысла представляться перед лошадьми, и девушка склонялась к этому мнению. Разговаривать с лошадью - да сколько душе угодно, а вот называть своё имя... На кой черт оно ему сдалось бы, ведь учёные так и не доказали, понимают ли лошади человеческую речь. Так что...
- Да принесла я тебе угощеньку, принесла.
Ирен засунула руку в карман и вытащила оттуда несколько кубиков сахара. На самом деле внутри стандартного кармана своей любимой куртки она давным давно пришила ещё один, с замочком, и всегда клала туда сахар - таким образом крошки от него не катались потом по всей куртке.
- Держи, Каламбур.
Имя ему подходило. Нельзя объяснить этого - можно лишь посмотреть и увидеть. Что же, долго тут стоять не было смысла - можно было уже приниматься за чистку, раз уж жеребец принял её довольно спокойно. На развязки лошадей она выводить не любила - в общем-то попросту не видела смысла, когда можно было спокойно почистить лошадь и в деннике - конечно, при должной степени освещенности. На этот раз последняя позволяла видеть лошадь прекрасно, так что и чистку Ирен решила провести здесь.
- Я ненадолго.
Звучит как отчет. Ну и пусть. Девушка выскользнула из денника. Идя по конюшне в поисках амуничника, она невольно посматривала по сторонам - ведь ей придётся провести здесь довольно много времени, нужно привыкать. Спросив у встречного конюха, где можно найти щётки, она получила нужное направление и ускоренным шагом пошла туда. Пара минут - и дверь денника вновь распахнулась. Протянув на руке сахарок, она потрепала жеребца по шее и посмотрела на руку. Ну и пыль! Улыбнувшись, Ирен осторожно прошлась по Каламбуру смахивалкой, потом скребком, тщательно счищая всяческие заклейки и тому подобное. Снова смахнула - отойти посмотреть, вроде на этом этапе всё.

5

Сказать, что она произвела на тебя хорошее впечатление? Это было бы ложью. Плохое? Да вроде еще не успела. Она была тебе безразлична. Что-то говорила, улыбалась, но какое дело тебе до этого? Ты привык относиться ко всем людям с пофигизмом, ведь они приходят и уходят. К чему привязанность и прочие пустяки? Что останется от нее, тоска, глупая надежда на очередную встречу? Нет, это чересчур уже. Был у тебя такой печальный опыт, к счастью лишь однажды, да и надеяться ты будешь, что он не повторится. Что не сдашься ты, не последуешь за примером тех глупцов, что в конце жизни остаются озлобленными на мир, потеряв одного единственного, что считали себе близким. Не станешь тем седым больным конём тоскливым, что еле перебирая ногами будет выходить на плац, ожидая скорейшей смерти, тускло смотрящим на мир и тихо поскрипывающим зубами на очередной удар хлыста. Нет, не бывать такому.
Белые кубики сахара резко выделялись на маленькой ладони девушки. Та все так же радостно улыбалась. Осторожно взяв кубики с ладони, ты весьма довольно захрустел ими. Сахар не был твоим любимым угощением, но после переезда в эту деревню, ты научился радоваться и ему.
Я ненадолго. Единственное, что ты соизволил услышать из сказанного девушкой. Хах, кажется я это уже где-то слышал сегодня. Не ожидая более скорой встречи с ней, ты медленно, еле перемещая свою тушку развернулся мордой к окну и задницей к двери. Гостей не ждем, если что поздороваемся задним копытом - не обидятся. Но не тут-то было, всего минут пять и за дверью вновь раздался радостный лепет девушки. Лениво перебирая ногами, ты всё же соизволил повернуться передом к девушке, так раз вовремя. Она открыла дверь и направилась к тебе.. с щетками. Что ж, кажется я все-таки сегодня куда-нибудь выберусь. Радует...наверное. Всё то же неизменно каменное выражение морды, даже в тот момент, когда трепали твою шею. Лишь в тот момент, когда началась чистка, твое настроение несколько поднялось.  Давно тебя хорошенько не чистили скребницей. От начёсывания шеи и спины ты внезапно расслабился, вытянул шею и морду, стараясь насладиться каждым мгновеньем.

6

Black Angel
drink to the source
Is there anything that
I didn't understand?
I know why the nice
persons die always the First
Now I know what's after death
The bloody saints give the
pain as a present
The bloody saints give the
pain as a beautiful present

Жеребец относился к ней как-то пацифистки. Настроение постепенно уплывало в неведомую даль. Ирен прошлась рукой вдоль шерсти, потом против - вроде бы пыли не было, можно было приступать к чистке дополнительных моментов. Хотя нет, ещё пара минут... Отложив щетки на бортик денника, она порылась в карманах и, не обращая внимания на скорее всего возникшее на морде Каламбура недоумение, присоединила к своему плееру наушники. Итак, вот она, та папка, которая не запускалась полтора года. Что у нас там первым? Zubrowska? Замечательно. Она вставила оба наушника в уши и, не смотря на реакцию жеребца, взяла в руки нечто наподобие расчески для конских волос. Замечательная вещь. Пусть в уши и долбил жесткий рок, движения были осторожными и плавными. Вообще Ирен больше предпочитала расчесывать лошадей смахивалкой - так выдиралось меньше волос и не нарушалась структура. Что же, к этому лошадь нужно приучать постепенно, как-нибудь она перейдет и к этому моменту. В конюшне было тепло, и постепенно девушке в её зимней куртке стало жарко. Отложив уже отслужившую на сегодня своё расческу, Ирен высунулась за дверцу денника и повесила куртку на крючок возле, не забыв переложить плеер в карман джинс. Шикарно, что ещё можно сказать.
Настала очередь крючковки. Не сомневаясь, что Каламбур будет вредничать, она заранее приготовилась быть настойчивой. Так или иначе, по окончанию десяти минут копыта были вычищены. С непривычки девушка содрала себе кожу на запястьях о края копыт. Печально, что тут ещё сказать.
- Что, Каламбур, не нравится, когда к тебе пренебрежительно относятся? Не моя вина. Ты первый развязал эту войну, первый и пойдёшь на перемирие, если захочешь.
Голос был жестким. Возможно, он этого не заслужил - даже, наверное, практически не заслужил, но настроение у неё исчезло, и ничего, кроме тяжелого рока на сегодня его уже не изменит. Так что придётся жеребцу сегодня терпеть её. Вряд ли после сегодняшней тренировки он подпустит её к себе ближе чем на метр. Что же, увидим.
Забрав щетки, она вышла из денника и закинула засов. Теперь - амуниция. Ей не посчитали нужным доложить, сколько он стоял, так что сильно работать его не стоит. Значит - классика, но седло конкурное. Впрочем, она всегда ездила только на одном оголовье. Вальтрап решила взять нейтральный - черный, ну и, конечно, свои излюбленные серые ногавки, причём только на передние ноги. Задние не казались ей такой необходимостью.
Повесив седло возле денника, она вошла внутрь с оголовьем, переброшенным через плечо. Встав слева от капризной морды Каламбура, она взяла трензель в левую руку и поднесла к его губам. Правая вместе с налобником предусмотрительно была вознесена выше, к ушам.

7

Всего минут десять, не больше, и ты уже чист. Девушка явно охладела к тебе. Куртка была повешена около денника, движения стали более уверенные и жесткие. Из наушников раздавалась весьма громко музыка. На все ее действия ты реагировал спокойно, тебе было действительно плевать на то, что она не смотрит на тебя с умилением и не сюсюкается. Уж на что, что, а вот то, как она относится к тебе, тебя совершенно не волновало.
Дверь скрипнула, защелка прозвенела,девушка вновь покинула денник, но ты уже знал, что вот-вот и она вновь вернется. Так оно и случилось. Всего несколько минут и девушка вновь оказалась около тебя. Конкурное седло тяжело легко на кронштейн у дверей, а вот оголовье не покинуло ее рук. Не медля ни минуты, она поднесла трензель к твоим губам, не имя привычки стараться избежать железа, ты с легкостью разжал зубы, нисколько не сопротивляясь. Давно ты уже перестал быть проблемным конем в чем-либо, наверное именно потому вечно и таскал на собственной спине различных новичков.
Привычно увесистое седло вместе с вальтрапом взгромоздилась на спину, серые ногавки одеты на передние ноги и затянута подпруга, правда не до конца. Оставалось еще несколько минут спокойного дыхания, прежде чем вновь девушка потянет за ремешок и постарается затянуть ее потуже.

8

Toi qui n'a pas su me reconnaitre
Ignorant ma vie, ce monastere, j'ai
Devant moi une porte entrouverte
Sur un peut-etre
Meme s'il me faut tout recommencer

Надо же, на неё не реагировали. Это было в каком-то плане замечательно - а в каком-то и не очень, ведь если она собиралась устанавливать длительные отношения с этим жеребцом, то так всё оставлять будет нельзя. Впрочем, у неё впереди ещё целая тренировка, в которой они смогут узнать друг друга получше - и составить друг о друге подобающее мнение. Странным было ещё и то, что Ирен почему-то не ощущала Каламбура на эмоциональном уровне - он был что стена. Нахмурившись, она задумалась. Руки по привычке застегнули подбородник, отстегнули соплю и откинули в дальний угол денника. Капсюль затянула несильно - никогда не следовала убеждениям всадников, что это может остановить лошадь в случае чего. Зачем ограничивать животное? Разве так его поймёшь? Если ты так думаешь, то ты как все, а Ирен всегда стремилась к отличности и к гармонии с теми живыми существами, с которыми контактировала. Душу сдавило. Пришлось немного повысить громкость в наушниках.
- Прости. С моей стороны это эгоистично, знаю.
Особого смысла эти слова не несли - ведь если жеребец так реагирует на неё, значит, она ему в принципе ни к чему. Так, бесплатное приложение сверху. Странно, но это не печалило. Руки продолжали свою работу - вальтрап, потник, седло. Немного подровнять, поближе к холке - встать перед жеребцом и ещё немного потянуть на себя. Вот так. Подпруга. Встала слева, потянула - вроде не надувается. Хороший мальчик, подумала - но вслух не сказала. Ему это, наверное, не нужно. Сильно подпругу не затягивала - потом будет время, а сейчас всё равно до конца не затянется, пусть устаканиться седло на него спине.
- Пойдём.
Куда именно идти, точнее, как провести тренировку - она не знала, но это придёт, со временем. Потянула за собой и вышла. Уже в проходе хлопнула себя по лбу - конечно, ногавки! Притормозив жеребца у самых дверей, осторожно нацепила обе. Вроде всё. Пора.

Toi qui n'as pas cru ma solitude
Ignorant ses cris, ses angles durs, j'ai
Dans le coeur un fil minuscule
Filament de lune
Qui soutient la, un diamant qui s'use
Mais qui aime...

Отредактировано Ирен (2013-02-12 20:52:09)

9

Девушка пожалуй вела себя весьма непривычно, если сравнивать с остальными людьми, ранее приходившим к тебе, но и это не могло переменить твоего отношения к ней. По крайней мере так скоро. Откинутая сопля, слабо затянутый капсюль - ничто не изменило сейчас твоих повадок. Тихо фыркнув на затягивание подпруги, ты не стал надуваться, попросту не увидел в этом никакого совершенно смысла. Легкое ведение повода вперед, вновь тихий лепет девушки. Музыка стала тише. Наверное она что-то говорили о музыке, но ты, по своему обыкновению не счел нужным вовремя ее послушать, ну а попросить о повторе, к сожалению, или к счастью не мог. Дверь широко распахнулась перед девушкой, а после толчка ее руки закрылась уже за тобой, едва ли не задев драгоценный круп. Раздраженно фыркнув, ты все так же продолжил плестись в след за ней. Нет, ну свои задницы они берегут, а вот о моей позаботиться слабо? Наглеж. Удар по лбу, благо не твоему. Девушка рванула за чем-то. Ногавки забыла. Растяпа. Вскоре вернувшись к тебе, она все же сумела дойти до выхода из конюшни. Надо же, это все же свершилось сегодня, тебя вывели. О хвала небесам! Остановка, ногавки одеты, вы наконец-то можете отправиться на тренировку. Счастье радость.
Холодный зимний воздух резким потоком ворвался в конюшню, но вскоре умолк. Дверь вновь закрылась. Вы вошли в зиму. Грива и хвост за какую-то секунду растрепались. Вся та красота, наведенная девушкой была зря. Теперь ты вернулся во все тот же растрепанный вид, да еще и покрылся белыми крупинками, что так забавно перемещались по телу. Таяли, в миллиметре от растаявшей снежинки внезапно опускалась другая снежка. Это был какой-то безумный танец на твоём же теле.

10

I see a world that`s full of fake and disillusions
I see no move in history
Where am I meant to be?
What is my destiny?
The path I`ve chosen now has lead me to a wall

Конюшня принесла долгожданное тепло, хотя первые пару минут казалось иначе. Хоть на улице и стоял день, из-за пасмурной погоды и снега было темновато, и в проходе был зажжен свет. Остановив Каламбура возле амуничника, она опустилась на колени и сняла с него ногавки. Они были все в снегу и даже слегка заледеневшие. Брр. Ирен кинула их на пол возле конюшенной батареи - нехай сохнут. Сняла седло и повесила на кронштейн возле какого-то левого, но пустого денника - потом заберет. Вальтрап и потник полетели к ногавкам - после такой погоды им просто жизненно необходима сушка, пусть внутри они даже и не намокли.
Девушка смахивалкой стряхнула со спины и гривы жеребца снег и провела через практически всю конюшню в его денник. Сама она уже достаточно согрелась, только пальцы ещё были довольно непослушными. Открыв дверь денника, она перекинула повод на шею Каламбура и запустила его вперед, следя, чтобы не снёс ни один косяк, и только потом вошла вслед за ним. Так, теперь расстегнуть капсюль и подбородник, а потом и вместе с поводом снять затылочную часть. Не забыть захватить соплю - ага, и это всё на плечо. Нет, ещё не всё - нельзя же уходить просто так, особенно если учесть, что она ещё планировала вернуться.
- Эй, Бур... Не обижайся на меня, ладно? Я вернусь, обещаю. Даже сегодня ещё - и мы потренируемся более спортивно. А пока можешь отдохнуть. Держи.
Девушка протянула ему руку с лежащими на ней дольками яблок из подшивки внутреннего кармана. Если возьмёт - значит, наверное, простил. Почесала шейку и немного морду - там, где была уздечка, потом улыбнулась на прощание, вставила второй наушник в ухо и вышла из денника, плотно закрыв дверь. Ну, где там это начальство? Нужно отчитаться.


Вы здесь » Мечта Иволги » Прокатное крыло конюшни » Каламбур